Артур Шопенгауэр О ничтожестве и горестях жизни Смерть и ее отношени

Тот же, у кого способности по своему развитию хоть несколько выше и кто хотя бы начинает только прозревать в отдельных существах их общее, их идеи, тот в известной степени проникнется и этим убеждением, и притом непосредственно, а следовательно — и с полной уверенностью. И действительно, только маленькие, ограниченные люди могут совершенно серьезно бояться смерти как своего уничтожения; людям же, высокоодаренным,: Платон справедливо видел основу всей философии в познании идеологии, т. Бесспорно, это объясняется и тем, что они видели перед собою природу Индии, гораздо больше исполненную жизни, чем наша северная. Но продолжим наше объективное и беспристрастное рассмотрение природы. Если, руководствуясь этими соображениями, мы вернемся к самим себе и к нашему человеческому роду и устремим свои взоры вперед, в отдаленное будущее; если мы попытаемся вообразить себе грядущее поколение в чуждой оболочке их обычаев и одежд и вдруг спросим себя: В этом неведении собственного существа ты подобен листу на дереве, который осенью, увядая и опадая, сетует на свою гибель и не хочет искать утешения в надежде на свежую зелень, которая весною оденет дерево: Куда же ты думаешь уйти? И откуда могут явиться другие листья?

Артур Шопенгауэр. Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа - файл 1.

О ничтожестве и горестях жизни…………………………………………. В его трудах меня привлекла именно эта тема. Пессимистическое восприятие мира просматривается практически во всех работах этого талантливого философа. В своих работах Артур Шопенгауэр пишет о том, что людская жизнь - это сплошные страдания и разочарования, что наше рождение и земное существование — есть некая кара, а смерть — лучшее, что может быть для человека.

Меня как сторонника более оптимистического восприятия мира заинтересовало, что же побудило Шопенгауэра считать наш мир и нашу жизнь такими жалкими, почему он говорит о том, что лучше вовсе не родиться, чем жить в таком мире. Также меня заинтересовали его размышления о смерти, о том, что она не так страшна, как люди себе ее представляют.

ближе Августину, Ландсбергу, Марселю. Для Шопенгауэра тождество страха и желания са- моочевидно: «Априорный страх смерти– лишь обратная.

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Франц Кафка Смерть - важнейший фактор человеческого существования. Только вглядываясь в лицо смерти, мы начинаем любить жизнь. Если бы не было смерти, жизнь была бы бессмысленна. В древнегреческой мифологии самое страшное к чему боги могли приговорить человека, - это бессмертие.

Что может быть страшнее бессмертия? Хотя в тысячах книг, романов, трактатов бессмертие приносилось как главная мечта человечества. Человек единственное существо на Земле, которое боится смерти. Ибо природа наделила человека сильным разумом. В этом смысле человек - самое несчастное животное, поскольку заранее знает о своей будущей гибели. Но в то же время это даёт огромное преимущество, поскольку смерть организует человеческую жизнь, заставляя человека искать смысл, оправдывать перед самим собой своё существование.

Шопенгауэр страх людей перед смертью объясняет всё той же всесильной волей к жизни. Волей, которой все мы слепо подчиняемся.

У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или по крайней мере некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас и которые не нужны и недоступны животному. Всё, что рождается, уже приносит его с собою на землю.

Но страх смерти … не что иное, как оборотная сторона воли к жизни, которую представляем все мы. Оттого всякому животному одинаково прирожденна как забота о самосохранении, так и страх гибели; именно последний, а не простое стремление избежать страданий, оказывается в той боязливой осмотрительности, с какою животное старается оградить себя, а ещё более своё потомство, — от всякого, кто только может быть ему опасен.

Страх смерти и жажда жизни: 5 картин Эдварда Мунка . смертью. Кроме того, соглашаясь с Шопенгауэром, Мунк полагал, что функция.

, 24О ничтожестве и горестях жизни. В его трудах меня привлекла именно эта тема. Пессимистическое восприятие мира просматривается практически во всех работах этого талантливого философа. В своих работах Артур Шопенгауэр пишет о том, что людская жизнь - это сплошные страдания и разочарования, что наше рождение и земное существование — есть некая кара, а смерть — лучшее, что может быть для человека.

Меня как сторонника более оптимистического восприятия мира заинтересовало, что же побудило Шопенгауэра считать наш мир и нашу жизнь такими жалкими, почему он говорит о том, что лучше вовсе не родиться, чем жить в таком мире. Также меня заинтересовали его размышления о смерти, о том, что она не так страшна, как люди себе ее представляют.

В этом вопросе мысли Шопенгауэра заставляют задуматься, и действительно взглянуть иначе на это, - кажущееся с первой точки зрения, абсолютно зловещее явление нашего мира. Артур Шопенгауэр — Купеческому сыну Артуру Шопенгауэру, казалось, самой судьбой была уготована профессия коммерсанта. А он стал философом, к тому же великим.

Артур Шопенгауэр Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа

Смерть приходит за Артуром Шопенгауэром То, что в скором времени мое тело станут точить черви, я могу вынести; но то, что профессора то же самое проделают с моей философией, — приводит меня в содрогание []. Он встретит смерть с той же бесстрашной ясностью, которая сопровождала его всю жизнь. Он ни разу не дрогнет перед ней, ни разу не попытается укрыться под спасительным пологом религий, до последней минуты сохраняя холодное мужество рассудка.

С помощью разума, скажет он, мы впервые открываем для себя смерть: С помощью разума мы однажды приходим к заключению, что смерть есть прекращение сознания и необратимое уничтожение человеческой личности. Есть два способа противостоять смерти, скажет он:

Въ действительности, болзнь смерти независима отъ полпаго эпапія. Сл дуетъ зам тить также, что если бы нашъ страхъ уличтожепіл былъ.

Генрих Флорис Шопенгауэр, отец Артура, унаследовал большую часть состояния своего отца и деда и с честью поддерживал репутацию семейства. Генрих Флорис был не только горячим патриотом и удачливым коммерсантом, но и человеком всесторонне образованным. В тридцать восемь лет он женился на восемнадцатилетней Анне-Генриетте Трозинер, дочери уважаемого, хотя и небогатого, данцигского ратмана.

В году Данциг подвергся блокаде со стороны королевских прусских войск. В марте, за несколько часов до вступления в город пруссаков, Шопенгауэры выехали из Данцига в Гамбург. Отец Шопенгауэра, стремясь дать Артуру хорошее образование, отправил девятилетнего сына во Францию к своему хорошо знакомому, гаврскому купцу Грегуару. Мальчик обучался у лучших преподавателей города. Когда Артур возвратился морем из Гавра в Гамбург, он прекрасно говорил по-французски, но на родном немецком изъяснялся с трудом.

В одиннадцать лет Артур поступил в частную гимназию некоего Рунге, в которой воспитывались преимущественно дети коммерсантов. Весной года Шопенгауэры отправились в длительное путешествие. В Англии они пробыли около полугода. Артур обучался в школе пастора в Уимблдоне, близ Лондона. В этой школе, кроме общеобразовательных предметов, преподавались рисование, верховая езда, фехтование, игра на флейте и танцы.

Глава 41. Смерть приходит за Артуром Шопенгауэром

Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы:

Цель этого, очевидно, заключалась в том, чтобы по случаю смерти . может с упованием считать ее бесконечной и изгнать страх смерти как иллюзию.

Небытие является основой для дальнейшего существования. Этот страх, данный нам априори лишь обратная сторона нашей сущности.

Страница отсутствует

Смерть как нравственный идеал в философии А. Материалы второй международной конференции Санкт-Петербург: Размышления о жизни и смерти одолевают человечество на протяжении всей мировой истории. В истории культуры эти размышления имели различную окрашенность, наиболее чётко выраженными полярными являются оптимистический и пессимистический взгляды в решении данной проблемы.

Отсюда страх смерти. Артур Шопенгауэр, немецкий философ. страхи - это наученная система восприятия мира. Можно научить человека бояться.

Шопенгауэр — один из тех мыслителей, чьим творчеством предваряется эпоха новейшей, так называемой"неклассической" философии. Его суждения и выводы полны парадоксов, непривычных для"здравого смысла". Например, человек не свободен, поскольку он действует по своей"воле"" удовольствие отрицательно, а страдание положительно; жизнь — ошибка, смерть — ее исправление. Далее мы увидим, на каких основаниях утверждаются эти парадоксальные тезисы.

Тема смерти занимает значительное место в главном сочинении Шопенгауэра, и в этом повороте к данной теме тоже проявляется его отход от предшествующей"классической" философии. Ложность жизни и подлинность не-жизни В чем же состоит"ложность" жизни и подлинность не-жизни? Человеку, — утверждал Шопенгауэр, — только кажется, будто жизнь — его подлинное существование. В действительности он"вытолкнут в жизнь" единой и бессмертной мировой волей; воля — вот что подлинно вечно существует.

Она является началом и местом впадения мимолетных индивидуальных существований, — то есть как бы океаном, выбрасывающим и поглощающим отдельные брызги заметим сходство с учениями о Брахмане и метемпсихозе. Шопенгауэр ставит"мировую волю" на место, отводившееся философами прежних эпох"мировому разуму","логосу","богу", которые якобы управляют миром, обеспечивают по- рядок и гармонию космоса.

Воля фундаментальнее, первичнее всякого разума. Воля сама по себе бессознательна и правит миром независимо от разума, хотя и употребляет человеческий интеллект в свою пользу.

Ирвин Ялом - Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти

Поэма о Гильгамеше [1] Самоосознание — это величайший дар, сокровище, равное самой жизни. Именно оно делает человека человеком. Однако цена его высока — это боль от понимания того, что мы смертны. Осознание своей смертности преследовало человечество с самого зарождения истории. Четыре тысячелетия назад герой вавилонского эпоса Гильгамеш рассуждал о смерти своего друга Энкиду: Гильгамеш выразил мысль, знакомую каждому живущему.

Особое значение имело восприятие идей Шопенгауэра и Ницше. Интерес и .. Он искал привычного страха смерти и не находил его.

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли. Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха.

На основе историко-философского анализа сформулированы ключевые аспекты философского понимания феноменов страха и тревоги — антропологический, онтологический, гносеологический, аксиологический, праксеологический. Сделанные выводы позволяют сформулировать положение, выступающее в качестве теоретико-методологической основы социально-философского, конкретно-социологического изучения страха и тревоги.

. : Не случайно в ХХ веке получили распространение научные теории, предрекающие катастрофический исход человеческой цивилизации. Пугающие перспективы развития мировой цивилизации, глобальные проблемы, природные катаклизмы, неизвестные ранее и неожиданно возникающие вирусы — все это не вносит в жизнь современного человека уверенности в завтрашнем дне. Лучшим подтверждением тому служит глобальный экономический кризис, потрясший основы мировой экономической системы и поколебавший потребительские идеалы современного общества.

Шопенгауэр как лекарство

Через меня они наставляют Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор. Совсем наоборот, это глубоко личное произведение, уходящее корнями в мою собственную конфронтацию со смертью. Как и любой человек, я тоже испытываю страх смерти: Я благодарен всем тем людям, которые помогли появиться на свет этой книге. Мой литературный агент Сэнди Дижкстра и мой издатель Алан Ринцлер помогли придать книге форму, сохранив ее содержание.

Множество друзей и коллег прочли отрывки рукописи и поделились своими соображениями.

Артур Шопенгауэр (нем. Arthur Schopenhauer В минуту смерти эгоизм претерпевает полное крушение. Отсюда страх смерти. Смерть поэтому есть .

Даже трудно представить себе, чтобы люди стали философствовать и в том случае, если бы не было смерти. Поэтому будет совершенно в порядке вещей, если мы дадим место специальному исследованию этого вопроса здесь, в последней главе самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное собственно не знает смерти; поэтому оно непосредственно наслаждается всем бессмертием природы, так как в ней сознает себя бесконечным.

У человека вместе с разумом по необходимости является и ужасающая уверенность в неизбежности смерти. Но, — так как везде в природе каждое зло дается вместе с целебным средством или, по крайней мере, каким-либо вознаграждением за него, — та же самая рефлексия, которая дает нам знание смерти, помогает нам справиться с этим знанием, — помогает именно в тех метафизических воззрениях, которые утешают нас в этом и которые так же не нужны животному, как и недоступны для него. К этой цели главным образом направлены все религиозные и философские системы; следовательно, они — прежде всего противоядие, которое мыслящий разум выносит из своих собственных недр, чтобы противодействовать этой уверенности в неизбежности смерти.

Артур ШОПЕНГАУЭР Мир как воля и представление